Общий список памятников Ижевска.
История  улиц Ижевска(список).
Люди связанные с историей Удмуртии.
Памятные даты Ижевска.
Самое старое в  Ижевске  здание - денежная кладовая.
Памятники истории и монументального искусства посвященных боевому и трудовому подвигу жителей Ижевска в годы Великой Отечественной войны.
Памятники истории и монументального искусства посвященных боевому и трудовому подвигу жителей Ижевска в годы Великой Отечественной войны.
   Классик русской поэзии, почётный профессор Глазовского пединститута, народный поэт Удмуртии, очеркист, прозаик, публицист, переводчик Поскрёбышев Олег Алексеевич, член союза писателей, лауреат Государственной премии УАССР, народный поэт УАССР, автор более 20 книг.
   Родился Поскрёбышев Олег Алексеевич 10 июля 1930г. в д. Бани Кезского района Удмуртской АССР в семье крестьянина. После окончания средней школы три года работал в родном колхозе. В 1950 г. поступил в Глазовский учительский институт на отделение русского языка и литературы, с отличием окончил его, работал учителем сначала в Пужмезьской семилетней, а через год - в Кезской средней школе.
   В 1967 г. Поскрёбышев Олег Алексеевич принят в Союз писателей СССР.
   26 октября 1995 г. Поскрёбышеву Олегу Алексеевичу присвоено звание "Почётный гражданин Удмуртской Республики"

СПЛАВ НА РЕКЕ ЧЕПЦЕ.

Ах, Чепца, - витое русло
   В гривах белых!
Ах, Чепца не любит трусов -
   Любит смелых!

Мы идём  - багры на плечах -
   Вдоль откосов.
Солнце стрелы в стрежи мечет,
   Гаснет в плесах.

Мы ль когда себя роняли
   В деле кровном!
Словно клавиши рояля,
   Тонут бревна.

Тонут бревна под ногами -
   Легче! Легче!
А река звенит о камни,
   Рвет и мечет.

А река гудит, клокочет,
   Бревна кружит.
Ах, не любит одиночек -
   Любит дружных!

Мы стоим и лес баграми
   Гоним с маху.
Вздулись мускулы буграми,
   Рвут рубаху.

Пусть река нас часто мает
   На заторах,
Но и мы у ней ломаем
   Буйный норов.

И гремит о сплаве слава
   В водах синих.
Ах, Чепца не любит слабых -
   Любит сильных


БРАТЬЯ

Русский да удмуртский -
Два починка
Жили, воздухом одним дыша.
Связывала их в лугах тропинка,
Разделяла во поле межа.

Точно два ведра на коромысле,
Над Чепцой гляделись вглубь и ввысь,
А потом, подумав да помыслив,
Взяли и в один котел слились.

Отстучала стройка -
И такое
Началось в полях и на лугах!
Рук-то вдвое, силушки-то вдвое -
Значит, вдвое удаль и размах.

И порадовать друг дружку есть чем
По-соседски, как придут домой:
В этот дом зовут на перепечи ,
На пельмени тащат в дом другой.

А у крутоярья на лужайке -
Где сквозь мураву не выбьешь пыль,
Вторят гусли бойкой балалайке,
Вслед за ялыке  гремит кадриль.

Новой молодости честь и место,
Все сговорено у молодых:
-    Милый мой! - шепнет дружку
невеста,
-    Гыдыке ! - ответит ей жених.


Солнышко им светит по-отцовски,
Мать-эемля дары несет в руках...
И лопочут дети, чуть от соски,
Сразу на обоих яэыках.

Всей деревней люди В жизнь такую
Выгребают дружно в два весла,
Но о дружбе даже не толкуют,
И без слов она красна-ясна.

Лишь утрами, на здоровье вешнем,
Вдвое славят дружбу у
Чепцы Рядышком обжившие скворешни
Из обеих деревень скворцы.

Перепечи - удмуртское кушанье.
     Я л ы к е - удмуртский танец.
     Г ы д ы к е - милая.


Поскрёбышев Олег Алексеевич
Поскрёбышев Олег Алексеевич,  поэт поскрёбышев, стихотворение поскрёбышева, стихи о чепце, олег поскребышев биография
Поэзия Удмуртии.
Культура Ижевска.
Искусство Ижевска.

Писатели Удмуртии .
Писатели
Удмуртии

     IZarticle              |   IZ-article.ru  |   А Блог  |  Турецкий язык   |  Статьи о Турции  |
"Мой Ижевск"

Кто о нем не слыхал! -
Как волна, молва людская
Был мой город - АРСЕНАЛ,
А теперь он - мастерская.
Если кто-то наш покой
Волчьим оскорбит оскалом,
Город мой из мастерской
Снова станет АРСЕНАЛОМ.

   


    Стихи О. Поскрёбышева переведены на многие языки народов нашей страны, выходили в местном и центральных издательствах, в местных и столичных газетах и журналах, в коллективных сборниках, альманахах и антологиях.

    За сборник стихотворений "Застолица" ему присуждена премия комсомола Удмуртии, а за книги "Страда" и "Матица" - Государственная премия Удмуртской АССР. В 1980 г. присвоено звание "Заслуженный работник культуры Удмуртской АССР". В 1985 г. О. Поскрёбышев награжден Почётной грамотой Союза писателей РСФСР, ему присвоено звание "Народный поэт Удмуртской АССР" (1987).

    Поэтические произведения О. Поскрёбышева стали появляться в республиканской и центральной периодической печати в середине 1950-х гг. Уже первый сборник стихов поэта "Моё поколение" (1960) выражал его чёткую гражданскую позицию. Историческое мышление этого самобытного художника слова формировалось в процессе изучения истории русского и удмуртского фольклора.

    Для лирического героя Поскрёбышева характерна активная жизненная позиция, чужды самоуспокоенность, равнодушие. Поэзия О. Поскрёбышева проникнута чувством соборности, мира, духовного родства с людьми (В. Захаров).

    Все многожанровые сочинения О. Поскрёбышева (стихи, поэмы, рассказы, очерки, эссе) отмечены глубиной мысли, защитой высоких нравственных принципов - неприятием зла, негативных явлений в общественной жизни.

    О чём бы ни писал поэт - это о человеке, своём современнике. Однако историческая тема - смутное время (поэма "Иван Марток"), пугачёвское движение (поэма "Клад"), первая мировая война (поэма "Здравствуй, Анна!"), Великая Отечественная война (поэмы "Рябина", "Артельный мёд", "Баллада о ружейных ложах" и др.) - заняла достойное место в творчестве О. Поскрёбышева, высокую оценку которому дали Ф. Васильев, В. Боков, В. Цыбин, Н. Кузин, М. Числов, В. Дементьев, В. Захаров и другие критики, писатели, поэты России и Удмуртии.

    Семь сборников стихотворений поэта, получившие высокую оценку в столичной периодике, вышли в московских издательствах: "Как чёрный хлеб" (1971), "Песня колосьев" (1972), "Матица" (1976), "Вдали от больших городов" (1977), "Отчий дом" (1979), "Когда вникаешь в мир огромный" (1983), "Посох" (1985).

    Стихи О. Поскрёбышева всегда узнаваемы. Потому что в них свой жизненный материал, своё отношение к нему, своя интонация, изобразительно-словесная система, а главное - глубинное соединение со своей землей, с большой и малой родиной. Главные темы его творчества - отчий край, отчий дом, народ, его традиции: исторические, социальные, эстетические, нравственные.

    В 1990-е годы и в начале нового века поэт много и плодотворно работал, вышли его книги: "Разнотравье" (рассказы, очерки, эссе), сборники стихов "Я вам пригожусь" (1995), "Чтоб лился к свету свет" (1999), "Круг жизни над полями" (2001), "Порадевшая миру душа" (2004), "Когда перевожу стихи друзей..." (2005).
Получила признание в Удмуртии и за ее пределами работа О. Поскрёбышева как очеркиста (книги "Завтра стучится в дверь", "Вечное поле Родины"), публициста, критика, автора статей о поэзии, создателя литератур- ных портретов писателей.

    Благодаря его переводческой работе русский читатель познакомился с произведениями Н. Байтерякова, Ф. Васильева, Г. Ходырева, Д. Яшина, В. Ванюшева и других удмуртских поэтов.

    Стихи О. Поскрёбышева положены на музыку композиторами Г. Корепановым, Г. Корепановым-Камским, Н. Шкляевым, Н. Новожиловым, Е. Копысовой. Им написаны стихи дпя песен и арий к опере Г. Корепанова и А. Корепанова "Мятеж".

История литературы Удмуртии.
Советский период.
* * *

С чего над веселою песней, однако.
Заплакал он — старый, седой соловей?
Да это ль не ясно:
С того и заплакал,
Что прежде певал ее с милой своей.
С того и заплакал, что дело не к лету...
Трава отметалась... на лывинах лед...
А главное, песню веселую эту
Начни он —
Уж милая не подпоет.

* * *

—    Ни гор меж нами,
Ни реки,—
Ты говоришь с волненьем зыбким, —
Но друг от друга далеки
Мы — словно слезы от улыбки.

Твоим упрекам вопреки,
Я лишь одно скажу негромко:
—    Напротив, мы с тобой близки,
Как плач от смеха —
У ребенка.

* * *

Решившись идти к разлуке,
Разжали немые руки,
Но пальцы от частой дрожи
Забились, как рожь на пожне.

Решившись идти к разлуке.
Глаза развели в испуге,
Но влагой набрякли очи,
Как тучи во мраке ночи.

Решившись идти к разлуке,
Сердец разобщили стуки,
Но даже и врозь стучали
Они об одной печали.

И солнце вдруг раскололось,
И все закричало в голос.
Стал голос тот жизни стоном
По близким, но разлученным:

— Нет муки страшней разлуки,
Подумайте друг о друге:
Сведите глаза и руки,
Содружьте сердца в их стуке...
Кольцо


Нет зимы без лета красного
В поле... в роше... у ручья...
Лето красное не празднует
Свой зачин без соловья;
Соловей поет для юности
Песни вечные свои;
Юность, все умея вынести,
Жить не может без любви;
И, ценя любовь по-разному,
Все на том сойдемся мы,
Что любви, как лета красного,
Не бывает без зимы.

* * *

Мороз по веткам все сады облазил,
Закостылял на сажень землю вглубь.
Комками воробьи валились наземь,
И падало ледком дыханье с губ.

Но в тот момент,
Когда уже казалось,
Что больше вечно не бывать весне,
Стряслась внезапно-вдруг такая малость:
С карниза
Капля
Кувыркнулась
В снег.

У, как морозишь ты меня — до дрожи!
Как сводишь стужей-холодом с ума!..
Но все равно,
Но все-таки,
Но все же
Не вечной оказалась та зима.

День-цветень


То не ива встала рядом с кленом
И не к вязу клонится сирень —
Это двум красивым и влюбленным
Смотрит в очи свадебный их день.

День-цветень — не день, а загляденье,
Для судьбы их нету в нем помех!
День их даже тенью не заденет —
В радуги оденется навек.

Светятся в беседе все соседи,
И радеет высказать родня:
— Друг за дружку на всю жизнь в ответе
Наши дети с нынешнего дня!

Пусть любви высокой наважденье
Без скуденья льется меж двоих;
Пусть денницы красят всякий день их,
Блешут ночи в звездах золотых.

Ой, не разорвал бы на две части
Баянист-баюн да свой баян!
От ковриги аржаной до счастья
Все у них пусть будет пополам.

Пополам любая боль-тревога,
Пополам всей жизни страсть и сласть,
Да и вдаль манящая дорога
На две чтоб вовек не разошлась...

* * *

Сидела в тишине передо мной —
Настороженная, сухая, алая:
—    Я баба с несложившейся судьбой...
А это сам уж понимай как знаешь...

Ну что же — я смогу, пойму, прочту
И эти сдвинутые жестко брови,
И глаз безрадужную сухоту,
И блеклость затяжного нездоровья.

Седая прядка — тоже неспроста,
И женственность ушла не так уж просто.
А скорбная печаль морщин у рта?
А малый сын, не знающий отцовства?!

И просто ль о себе, махнув рукой,
Сказать — как подвести черту заката:
—    Я баба с несложившейся судьбой...
А это сам уж понимай... вот так-то!

* * *

Вдруг почудится, что где-то,
Где пока нас нету,
Слаще мед, и хлеб сытнее,
И вода святее.

Но ударит ветер с луга
И прошепчет глухо:
—    Не спеши забыть про друга,
Не покинь подругу.

За рукав репейник схватит,
В ветках вскрикнет птица:
—    Не моги измаять матерь
И отца лишиться!

Дождь забулькает в канаве,
Клен приникнет к тыну:
— Не посмей свой дом оставить,
Край родной покинуть...

Разом встанет все живое
На пути стеною;
Каждый камень, всякий кустик
Вдаль уйти не пустят.

Сонет отчему порогу

С ног чуть не валюсь... едва держусь...
Молча плачу, уходя из дому...
О, какую переможешь грусть
И какую изопьешь истому!

На плечах — как будто смертный груз,
Млеет сердце, падая как в омут.
Сердце и запомнит наизусть
Эту маету по дорогому.

Но когда перешагнешь порог,
Жизнь вперед потянет понемногу.
А потом исходишь сто дорог,
Изобьешь бессчетно пар сапог
И многажды отодвинешь срок
Возвращенья к отчему порогу.